Путешествие в детство. Возвращение по маршруту кладбище-вытрезвитель-бордель.

Тверская область
История участвует в конкурсе: Конкурс октября: LOL да и только!

 
 

 

 


Обычно народ путешествует по обратному маршруту.  Расслабившись  в манящем огнями заведении, человек может попасть в менее приятное место, где ему пытаются поправить здоровье.  Но в наших вытрезвляющих заведениях бывает все наоборот и поэтому оттуда легко угодить на погост. Мы же со свояком отправились  путешествовать по местам моего детства, и совершенно не помышляли ни о каких- либо увеселительных заведениях.  Поэтому маршрут у нас получился совершенно обратный. Дело было так.

Я приехал на своей машине погостить, повидать родственников. Заехал и к своей двоюродной сестре, в Подмосковье.  За столом разговорились, и я поведал родственникам о своем намерении проехать в Тверскую губернию,  в городок, где пошел в первый класс. Свояк Кирюха, бывший офицер-морпех, безапелляционно заявил:

    - Я с тобой поеду! Там может быть опасно, бандиты всякие, то да се!

    - Да поехали! Вдвоем, конечно, веселее!

О, если бы я тогда знал, как мне будет весело и какие опасности возникнуть, ни за что бы не взял в тот раз Кирю с собой.  А в тот момент ничего веселого не предвещало. Морпех по-хозяйски восседал за столом, рассуждая о предстоящей поездке. Его крепкая фигура источала уверенность в благополучном исходе путешествия. Мне, правда, ранее приходилось слышать о несколько неадекватном поведении попутчика после обильных возлияний, но я не придавал этому значения. Бравый офицер в отставке, награжденный орденами и медалями, не подведет в трудной ситуации.  Киря ушел из армии в то время, когда наше доблестное командование держало армию на голодном пайке, не выплачивая зарплату. И еще из-за того, что штабисты отклонили представление офицера к ордену за то, что при выполнении задания Кирюхе пришлось пробыть в ледяной воде в течение часа.  Свояк имел непростой характер, время от времени показывая зубы морпеха. Так, однажды, побывав на даче моего брата, насмерть напугал соседей, обещав пустить в небеси их жилища в случае нанесения обиды хозяину. В другой раз мы отдыхали вместе на Куршской косе и разожгли костер. Неожиданно приехал товарищ на моциклетке в фуражке лесника, как в свое время Остап Ибрагимович и проблеял вроде песни  « Вы ребята не шумите, в отделение сходите, штрафу заплатите три рубля…»  Мы , конечно штраф заплатили, а потом лесничего чуть не избили… Когда случайно узнали, что он местный Бендер. При этом Кирюха заявлял, что нервы у него расшатаны, и терять ему нечего. Бедный «лесничий» готов был отдать все свое имущество, лишь бы остаться в живых. 

В общем, с надежным товарищем мы утром ранненьким  тронулись в путь.  Мой «Шаран» весело бежал по дорогам Подмосковья в направлении Ржев- Тверь- Бежецк.

  

 

 


 

Чем больше мы углублялись в российскую глубинку, тем больше попадались заброшенные дома, неухоженные поля, заросшие бурьяном.

    - Вот, су…, министр сельского хозяйства, зато в почете и славе, - хмуро выругался Киря.

    - Да уж, орден Сергия Радонежского получил, святоша, - нечаянно наступил я на больную мозоль попутчику.

    - Выпить что-то захотелось, - помрачнев еще больше, произнес морпех .

   - Выпьем, когда приедем к моему другу, однокашнику Толику, - сказал я, не представляя еще масштабы последствий данного мероприятия.

Вскоре мы въехали в родной городок. Защемило сердце при виде школы, нахлынули воспоминания.


 

 Как всегда, нас радушно встретили.  Хлебосольные хозяева накрыли стол, мы выставили припасенные запасы. Киря в незнакомой обстановке вел себя вежливо и учтиво. Стали вспоминать старых друзей. Однокашник Толик позвонил в Питер общему другу Кольке Седову, тот пригласил в гости. Конечно, в таких случаях выпили, как мне показалось, не слишком много…

Ночью я проснулся от толчка в плечо. Спросонья протерев глаза, увидел стоявшего передо мной свояка в домашних трусах.

    - Витек, скажи, где здесь туалет? – свистящим шепотом произнес Кирюха.

Приглядевшись в темноте, я увидел, что попутчик держит в руках что-то  большое и массивное.

    - Что это у тебя? – я не мог сначала понять  назначение предмета.

    - Да дверь от шкафа. Я искал выход в туалет, - оправдался свояк.

Я беззвучно засмеялся. Потом строго посмотрел на морпеха.

    - Ты что? Чужую мебель приехал крушить!?

    - Да я нечаянно, она хлипкая какая-то, дернул чуть-чуть, - бывший защитник Родины в быстром темпе сучил ногами. При этом он продолжал бережно держать в руках дверь.

Утром хозяева вместе с нами заливались веселым смехом. Киря смущался, разводил руками. Он полез в бумажник:

    - Толик, возьми тыщщу, извини!

    - Да ты что!? Здесь делов всего лишь – прикрутить шурупы!

Хозяин наотрез отказывался, но свояк все равно всучил ему деньги.  Мы стали собираться в путь-дорогу, в другой городок, где был похоронен мой дед.  Я прошел к машине, а затем к дому, в котором мы когда-то проживали, навестил знакомые места.



 

Надо сказать, что поступил опрометчиво. Вернувшись, обнаружил однокашника и свояка в плачевном состоянии. С утра, на посошок они выпили на двоих бутылку спирта.  Пошатываясь, собутыльники прощались друг с другом. Наконец, распрощавшись, отправились в путь. Вскоре морской пехотинец стал показывать свой нрав. Неожиданно я почувствовал, что машина стала тормозить. Повернув голову в сторону попутчика, увидел, что он медленно тянул вверх рукоятку ручного тормоза.

    - Ты что!?

    - Ннаадо сходить в кусты, - заплетаясь произнес Киря.

    - Так ты бы сказал! – я начинал понемногу закипать.

Вскоре мы были в поселке, где когда-то проживал мой дед. Остановившись у магазина, я пошел к знакомому дому пешком, так как проехать к нему можно было только на тракторе. Свояка неосторожно оставил в машине одного. Вернувшись, обнаружил морпеха в сельмаге, где он дружно допивал бутылку вина с продавщицами.  Выйдя наружу, мы обнаружили нескольких местных аборигенов, разглядывавших мой «Шаран». В Кире вдруг проснулся пьяный Киса Воробьянинов. Он выхватил из кармана пачку сторублевок и стал швыряться ими в местных жителей.

    - Налетай, подешевело!  Шампанского! Бургунского!

Местные пьянчуги такого, естественно в жизни не видели. Очнувшись от ступора, они проворно стали собирать купюры и гуськом потянулись в сельпо.  Не дожидаясь, пока барину принесут шампанское, я погрузил его в машину и мы поспешно двинулись на кладбище, навестить деда. Прибыв на место и осмотревшись на предмет наличия магазинов, я со спокойной душой оставил попутчика  в машине. Навестив деда, вернулся назад. На душе сразу как-то полегчало, в этой глуши могилу никто не посещал. 

    - Вот и все, теперь домой!

Киря послушно мотнул головой. Я не знал, что это не все, а только, можно сказать, начало.

Мы подъезжали к старинному городку Красный Холм, основание которого исчисляется 1461 годом. Мимо тянулись старинные деревянные дома на безлюдных улицах.


Заехав на заправку, я на какое-то время отвлекся  и обнаружил попутчика за стойкой бара, расположенного рядом. Киря тоже заправился под завязку. Запихнув его на заднее сиденье в надежде на быстрое отрубание, ударил по газам в сторону еще более старинного города Бежецк, основанного в 1137 году.


Однако моим мечтам не суждено было сбыться. Недалеко от железнодорожного переезда морпех забуянил, стукнув кулаком по стеклу:

    - Витек, поедем в Питер к Кольке Седову!

    - Да ты что! Тебя дома дети, жена ждут!

    - Тогда останови!

Я притормозил на обочине. Киря вывалился из машины.

    - Я пешком пойду! – он направился в сторону железной дороги.

Дальнейшие события происходили почти так:



Я затащил Кирю на заднее сиденье, заблокировал дверь. Попутчик вновь пытался открыть дверь:

    - Пусти, я хочу к Кольке Седову !

Здесь я не выдержал и закатал Кире в лоб уракен-учи –удар тыльной стороной кисти. Морпех не привык к такому рода обращению и выпучил глаза величиной в 5 рублей.

     - Витек, ты что!?

    - Будешь выпрыгивать, еще схлопочешь!

Это подействовало. Мы проезжали через город Бежецк, но желания любоваться старинными достопримечательностями не возникало. Через полчаса у Кири открылось второе дыхание:

    - Мы не туда едем! Мы не приедем домой!

    - Да смотри же, вот указатель на Тверь!- успокаивал я буяна.

    - Да нет, мы не туда едем! – Киря стал колотить кулачищами по стеклу задней двери.

«Что делать? Чувствую, мы так долго не проедем, а впереди еще около трехсот километров, - я начинал искать какой-то выход. – Ладно, поеду обратно к Толику, пусть проспится». Развернув машину, мы направились в обратный путь. Попутчик немного успокоился. Словно беженцы возвращались в славный городок Бежецк. Внезапно Киря указал на двигающуюся впереди машину:

    - Там моя жена!!! Догоняй!!!

«Ну, все трандец, дошел до точки!» - пронеслось в голове.

    - Бей машину!!! Дай я сяду за руль!!! – морпех с похвальной быстротой перемахнул на переднее сиденье и стал хвататься за руль. Мы уже въехали в городок. Я ударил по тормозам. Киря вывалился из машины и заплетающимися ногами побежал вслед машине с «женой». Видя бесперспективность попытки он стал останавливать проезжающие автомобили, размахивая руками. Те испуганно шарахались по обочине. На мое счастье недалеко несли трудовую вахту доблестные стражи порядка. Увидев происходящее, они быстро подъехали к просящему о помощи беглецу. Я тоже подрулил к месту событий. Киря, как полагается столичному гостю, размахивал пачкой купюр у носа провинциалов. Буквально через минуту подкатила желтая коляска.

    - Не забирайте, люди

     Дома плачут детки

     Ему аж в Химки

    А мне в Медведки!

    Но все равно – автобусы не ходют

    Метро закрыто, в таксе не содют (с)

Но бравого офицера посадили и повезли в известном направлении. Мы всем кагалом зашли в приемное отделение. Киря ругался матом, размахивая каким-то удостоверением:

    - Я вас всех уволю, менты поганые!

На удивление, к дорогому и знатному гостю из столичного региона отнеслись вежливо, если не сказать благосклонно. Я впервые в жизни побывал в вытрезвителе и увидел все своими глазами. Вопреки кошмарным рассказам, провинциальные  блюстители порядка вели себя вежливо. Только Киря кричал что–то на подобие:«Свободу Юрию Деточкину!»

Я вышел на улицу и закурил. «Может это и к лучшему, проспится. Только сколько ждать, наверное, до утра?» - я приготовился ожидать бедолагу. К местному РОВД шагал толстощекий подполковник. Увидев номера на автомобиле, остановился:

    -О, из Калининграда приехали!? – удивленно спросил он.

Мы разговорились. Подполковник спрашивал об авторынке нашего города, ценах. Потом вдруг обрушился с критикой столичного правительства.

    - Жить спокойно не дают, цены задирают, этот Касьян, премьер!

    - А, «Миша 2 процента?»

    - Нет, он уже пять берет, сволочь! Чувствует конец, видимо!

В конце разговора  я попросил:

    - У меня товарищ к вам загремел, как бы его там не обижали?

    - Мне уже доложили, не беспокойтесь, все будет в порядке. Поспит часа три, и заберете. Я начальник местной милиции.

Такой поворот событий меня обрадовал. Перекусив в местном кафе, я вернулся в храм вытрезвления и стал ожидать друга. Наконец, он вышел, с мрачным видом глядя себе под ноги.

    - О, Витек! Я думал, что ты уехал! – Киря повеселел.

Обрушив еще пару угроз на голову провинциалов, бедолага заплатил 100 рублей за приют и забрал свой нехитрый скарб. Все было на месте, до копейки. Мы подъехали к кафе, подкрепиться. Этот городок попутчику явно не понравился, он начал задирать сидящих в заведении цыган, и, судя по виду, - местных авторитетов. Кире не хватало разгромить еще что-нибудь. Едва угомонив морпеха, я усадил его в машину. Он стал расспрашивать меня о происшедших событиях.

    - Ты ничего не помнишь?

    - Нет, начудил много?

Я стал понемногу восстанавливать ему память. Киря хватался за голову и просил прощения.

    - У тебя часто белки в глазах? – осторожно спросил я.

    - Да нет, бывает. После армии нашей.

Мы замолчали.

«Вот так, после многих лет в армии теряют свое здоровье. И никто не интересуется, как чувствует себя офицер»

Уже стемнело, когда мы подъехали к Твери. Невдалеке сверкал, манил загадочными огнями отель.

    - Давай, переночуем, устал что-то сегодня, - предложил я попутчику.

    - Конечно, конечно! – во всем соглашался теперь Киря.

Мы сняли двухместный номер и отправились ужинать в ресторан. Хмель из бедолаги до конца еще не вышел, поэтому, расслабившись, морпех опять стал куражиться. Взойдя на сцену, он отодвинул солиста, что-то шепнул музыкантам и нестройным голосом объявил:

    - Эта песня посвящается моему другу Виктору!

Заиграла музыка, Киря старательно выводил:

    - Ночь и тишина

      Данная навек…

Вернувшись за столик, он щелкнул пальцами в сторону администратора:

    - Человек!

Шепнув ему что-то на ухо,  попутчик с довольным видом уставился на меня.

    - А сейчас тебя ждет сюрприз! – он хитро подмигнул.

    - Может не надо, а? – начал сопротивляться я.

Подошедший администратор услужливо склонил голову. Киря встал из-за стола, тяжело оперевшись руками. Он вышел в фойе, через стеклянную перегородку которого можно было наблюдать за происходящим. Из широкого окна ресторана было видно, как из подошедшего автобуса выходили девушки определенного вида. В фойе они выстроились в длинный ряд. Старший офицер Киря прохаживался перед строем, вглядываясь, словно начальник отдела кадров, в глаза каждой кандидатки на службу. Наконец, он остановился напротив девушки в очечках, похожей на сельскую учительницу. Не увидев сквозь очки ничего порочного в ее глазах, он жестом пригласил девушку в ресторан. Учителка скромно присела на краешек стула. Я с ненавистью смотрел на попутчика.

    - Можно тебя на минутку!

Киря проворно соскочил со стула.

    - Ты ее снял, на сколько?

    - Да я, Витек, для тебя, на всю ночь! Виноват перед тобой! - горячо зашептал морпех.

    - Для меняяя!? – к такому сервису я не привык. – И как мы втроем спать будем? Я за…мотался с тобой! Нет, уж лучше ты сам!

Киря виновато моргал глазами. Я повернулся и пошел в номер. Некоторое время спустя дверь тихонько отворилась, и в темноте проскользнул силуэт девушки. Вскоре вкрадчиво протиснулся морпех. Но его в этот день преследовали неудачи с мебелью. Случилась примерно такая оказия:





Утром выяснилось, что потрясенный происшедшими событиями морпех с поставленной задачей полностью не справился. Очаровательная девушка, поцеловав в щечку и смеясь, выпорхнула из номера… 

Мы, подъезжая к дому, весело балагурили, вспоминая свое путешествие. В то утро у нас было прекрасное настроение, и мы строили планы на будущее. Вспомнились строки из Высоцкого:

     ...А завтра вновь в далекий рейс

     Я зла не помню, я опять его возьму!

 

 
Тэги: Россия ,
4 голоса | Комментарии Оставить комментарий
Анатоль аватар
Анатоль (Вс, 18.10.2009 - 21:17)
:rofl:

Как-то раз Киря приехал ко мне в гости на дачу. Соседи до сих пор его помнят.
Больше я его не приглашал. :taunt:
ВикторЪ аватар
ВикторЪ (Вс, 18.10.2009 - 21:26)
 А зря. Было бы что вспомнить  :D
Os-a аватар
Os-a (Пнд, 19.10.2009 - 11:21)
Ой, а мне кажется что-то с подобным названием тут уже было? Или у меня просто дежавю...
Но текст этот не читала.
И как девушка разрешила себя снять? На видео, в смысле снять?? Без проблем???? :ouch:
ВикторЪ аватар
ВикторЪ (Пнд, 19.10.2009 - 12:43)
 
 Os-a, было, я восстановил текст.
Мавр аватар
Мавр (Чт, 26.11.2009 - 15:45)
Ыыыыыыыы... какая вестчь! Отпад просто! 8) :taunt: сто десять баллов
ВикторЪ аватар
ВикторЪ (Чт, 26.11.2009 - 19:02)
Мавр, спасибо за отзыв! :D  
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...