Nekarnavalnyi Novyi God ili Trudno li byt' kariokoi

Rio de Janeiro, "007-2008
История участвует в конкурсе: Конкурс декабря-января "Я хочу в Париж!"


Некарнавальный Новый Год

Трудно ли быть кариокой

или как на меня наступил 2008й.


Юбка твоя – волны моря
Изгибы талии – пляжи
Груди твои – горы вокруг
Волосы – леса густые
Твой силуэт – грация женщины-кариоки
( Надпись под сиреневой скульптурой на горе Pao de Atsukar)

Чудесава

Начну с банальности. Под Новый Год случаются чудеса. Даже если бремя взрослых лет начисто выбило из вас веру в них. Даже если вы давно поменяли слова и чудеса на вашем взрослом русском стали называться «холява». Так вот, Закон Сохранения Холявы в Природе неистребим – если в каком-либо месте холявы убыло, значит… Правильно.

В ночь с 30е на 31е декабря 2007 года наш пароход завели в порт Рио де Жанейро. По всем канонам нам бы стоять все праздники на рейде, любоваться горами с запада и горизонтом с остальных сторон, и ждать, пока напляшется веселый бразильский люд. Но, видно, мы были достаточно обделены судьбой, оставшись в этот день без семейного стола у елки, без тазика с «оливье» и телевизора с «Огоньком». Вот чудесава и сработала.
Праздник начинался сразу же за горой Пао де Ацукар – Сахарная Голова, стоящей у входа в бухту Гуаранабо. Разноцветье огней усыпало склоны залива, бусы фонарей вдоль дорог взбирались в гору, а на ней, подсвеченная снизу, плыла в вышине статуя Спасителя, распахнувшего объятия городу и всему миру. Корабли на внутреннем рейде и у причалов по случаю праздника зажгли все свои огни, и их отражения совокуплялись в воде с отражениями города, как нимфы с наядами. Ночной теплый ветер перемешивал узоры на воде и трепал волосы. От самого борта до неба все искрилось и кричало о празднике. Вот это елка! Справедливо было ожидать от нее адекватного подарка. От предвкушения засосало под ложечкой.

Четыре Ка.

До третьего января работ не предвиделось. Праздник обещал быть на славу. Судовой агент Алехандро поинтересовался, что бы мы делали, если бы оказались в отпуске. Пришлось немного напрячь лингвистические и мимические мышцы, чтобы он проникся Новым Годом по-русски: баня, нарядить елку, Ирония Судьбы, встретить Новый под речь Президента, салат-оливье и золотисто-оранжевый бильярд на хлебе с маслом, выйти к ближайшей уличной или площадной елочке под грохот китайских петард и зажечь бенгальские огни. Надышаться морозным воздухом с пороховой гарью и с чувством выполненного долга идти домой и заснуть под Петросяна. Сложнее всего оказалось объяснить бразильцу про Петросяна.
На встречный вопрос Алехандро поднял глаза горе и начал речь:
- Рио (он произносил его как «Хио») это в первую очередь три «К»: его люди – кариока, гора Корковадо со статуей Христа, пляж Копокабана и во вторую – футбол. Если вам удастся понять все это сегодня, значит, вы встретите новый год по-бразильски.
- А как же четвертая «К» - Карнавал?
Поглядев с сочувствием, как на больных детей, он ответил:
- Кариока не путают Карнавал с Новым Годом.
На вопрос о «кариоке» он ответил, что это еще сложнее, чем «петросян», и заверил, что до следующего утра мы все поймем сами.




Инопланетяне и Океания.

Если тебе дадут линованную бумагу – пиши поперек. Следуя золотому правилу, мы, я и старпом с «дедом» - старшим механиком, решили начать с инопланетного объекта, привлекшего внимание, когда мы скользили в отражениях бухты, пробираясь к дальнему причалу. Тем более облака пока еще скрывали вершину горы, а нам хотелось красивой панорамы, а не тихого ватного ужаса черных туч. На крутом утесе, через бухту от Рио, приземлилась огромная летающая тарелка, своим углом откоса удивительно совпадающая со склоном Сахарной Головы. Красные спиральные трапы звали на борт за огромные затененные стекла, в тайны неведомых пришельцев. Так с самого начала мы познакомились с еще одним символом Рио де Жанейро – архитектором Оскаром Ниемейером и одним из его дитёнышей. «Тарелка» приютила музей очень современного искусства Бразилии. Он еще не открылся – без пяти десять.
- Слушайте – Новый год! Самый первый! Он сейчас начнется на Фиджи!
И мы выпили… по кокосовому ореху за новый год на этой странной линии перемены дат, где таинственным образом теряются дни жизни, если переходить ее с запада на восток и прибавляются при возвращении. Я еще вспомнил удивленные реснички огромных бело-розовых цветов в руках островитян, встречающих Принца Великобритании в фиджийской столице Суве в далеком декабре 98го.
- За Принца! – поднял я свой бокал-корзинку, в которой подавался вскрытый кокос с соломинкой в пробоине его черепа, - За Океанию и Камчатку!
Люди вокруг широко улыбались друг другу.




Наверх!

Быстренько осмотрев чрево тарелки, где объектами Арта были те же футбол и четыре «К», мы стали ловить такси и увидели первую наряженную ёлку. Она стояла на балконе респектабельного дома и в своих разноцветных шарах и звездах выглядела бледной скромной родственницей среди буйства красок и форм палисада.
Решили начать с Горы и на виде с неё, как на карте, нарисовать дальнейший маршрут. Таксист не спеша вез нас через залив, как он утверждал, по самому длинному мосту в мире. Мы даже не удивлялись и были готовы встретить этих «самых-самых» еще не мало – чудеса продолжались! По дороге наверх мы лишь раз попросили его остановиться – уж очень необычное министерство завели себе бразильцы. Министерство Фазенды! Дикая Роза и Просто Мария садовых и дачных участков смотрели на нас со строгой вывески в стиле ампир. Все оказалось проще – фазенда это еще и финансы, и строгость и богатство декора вполне приличествовали Минфину.
Рио похож на лес осенью. Как на грибной охоте под высокими одинаковыми деревьями, ажурные особнячки времен империи надо разыскивать меж бетонных безликих высоток. И также вздрагивает сердце от привалившей удачи при виде кованых балконов или вычурных старинных фонарей. Бетонный лес сменился зелеными джунглями. Таксист что-то говорил об уникальности леса на склонах Корковадо, но мы уже вертели головами во все стороны – на востоке вставала стеной Атлантика, утесы сменялись один за другим, меняя картинку калейдоскопа с преобладанием бирюзы и зелени.
Когда мы поднялись на смотровую площадку, небо уже очистилось, и наступал новый год во Владивостоке и Сиднее. Было ясно, что за все территории пить - не хватит печенки. Спасла местная газировка «Гуарана» из красной ягодки со вкусом барбариски . Чокнулись глухо, аллюминиево:
- За Владик, за наши Курилы!
Но Владивостоку не повезло. Уже поднесенные к губам банки опустились, да там и остались.

Два Храма


Панорама захватила до дрожи в затылках. Живут же люди! Сколько хватало глаз, была одна красота. И всюду хотелось поставить хижину и провести там остаток дней.
Осмотрев монумент, мы решили, что горожане поторопились поставить Спасителя в центре вершины, не оставив места представителю второй религии Бразилии, Футбола. Но внизу все было справедливо: два Храма, два самых (конечччно! ) больших храма в мире, расположились у подножия. Католический собор в форме ацтекской пирамиды, вмещающий за раз 15 тысяч прихожан, и стадион Маракана со ста двадцатью тысячами посадочных неприхотливых мест на бетонных скамейках. Последний мы поставили первым в списке после горы, оставив все остальные Ка на ночь.
За воротами бухты Гуаранаба , охраняемой псом-цербером горой и фортом начинались знаменитые пляжи: Копокабана, Ипанема, Леблон. Гора Пао де Ацукар и вправду напоминает те старинные сахарные головы детства, которые сначала кололись молотком, а потом специальными щипчиками. (И был тот сахар много слаще теперешнего, как, впрочем, и клубника и морковка тех лет). Справа от Сахарной Головы между океаном и горой разлилась огромной амебой зеленая, по цвету пресная, вода. Озеро! Посередине его стояла или плавала пирамидка, крохотная на вид сверху. Но такими же крохотными были и многоэтажки на полосе меж озером и океаном.
Пляжи излучинами, сверкающим песком и белой пеной океанского прибоя манили отдыхом, dolce far niente, но нам еще было не до них. Нам еще надо было многое увидеть и узнать, что такое «кариока».

Мечты сбываются.

Мы уже сидели в кафе, выбирая морских гребешков и ежей, когда телефон задрожал СМСкой. Япония поздравляя с ее новым годом и желала «Юми ва канау» . Я перевел.
- Еще как «канау»! - закричали хором мои спутники, - Мечты не просто сбываются здесь, они здесь еще и рождаются!
В глазах еще стояли картины голубых гор, уходящих вдаль волнами и впадающих на горизонте в океан, белые усы от игрушечных пароходиков на синем планшете бухты и крестики орлов над и под тобою.
- За Японию!
Я не мог представить себе заснеженный Токио. И ночной не мог. Вспоминалось огромное розовое рассветное солнце над Тихим, перебирающееся к полудню на их флаг.
Сырые желтые ёжики попискивали под лимоном и очень быстро кончались. Сочное
сладковатое мясо гребешков никуда не торопилось и долго ласкало язык. Запивая афродизиаки холодным сухим белым (бразильским же!) вином, мы сошлись во мнении, что Рио – еще тот эйфоризиак!







Между двух огней.


Бразильских футболистов мы все видели. По телевизору или даже на наших стадионах.
Бразильский Футбол надо смотреть на стадионе в Рио.
Чудесава, видно, решила, что для первой половины дня с нас достаточно, и голосом таксиста объяснила, что Маракана (ударение на последний слог) нам сегодня не светит. Зато игру можно посмотреть на новом Олимпийском стадионе. Около 15 долларов за билет без фиксированного места. Чтобы попасть на тенистую трибуну, лучше приходить заранее. Матч был товарищеским между молодежной сборной и сборной клубов Бразилии. Конечно, Роналдиньо и Кака были представлены лишь своими футболками на почитателях, а сами отрабатывали космические гонорары в евроклубах, но болельщикам на это было наплевать, они ждали не имен, а игру. И они ее получили!
Праздник открыли оркестры военморов в белом и волынщиков в красном. Добавьте ярко-голубые тартановые дорожки и зелень газона, жетые футболки на половине зрителей и вы поймете, что радуга бы просто ополоумела от зависти! Добавьте медь и барабаны, оглушающий ор зрителей, свистки поездов за чашей стадиона и стук нескольких тысяч сердец – замечательная увертюра!
Я не знал куда смотреть. Но чаще я определял ситуацию на поле по лицам болельщиков. И три гола из пяти я увидел в их глазах. Оборачивался на поле в ожидание «повтора», но увы, это только телевизор показывает голы на бис. Здесь все было вживую, очень вживую.
Наслаждение от игры было осязаемым, как легкая вкусная сытость. До последней минуты футболисты играли азартно и честно. Болельщики платили своими эмоциями. Казалось, на километр вверх над стадионом поднимался гриб всеобщего неравнодушия.
Все СМСки из Индии, Новосибирска и с Урала остались безответными. Ну не слышно телефон на стадионе!
Река зрителей вытекала со стадиона возбужденная и истощенная, как после здорового секса… Чувствовалось, что ни игроки, ни зрители не протянули б в таком темпе еще и полчаса. И тут… Мы, конечно, все видели наших фанатов в шарфах и с флагами, но чтобы болельщик «Зенита» выкрасил себе ногти в цвета любимой команды, сбрил один ус и одну бровь, да еще нацепил на голову ящик от телевизора! Наверное, для этого зенитовцам надо играть так же отчаянно, как игроки «Фламенко»

Подарок–гигант и car radio для Гулливера.

Побродили по городу. Ананасы продавались с машин, как картошка в России по осени.
Музыка из окон домов и машин. За несколько кварталов слышался оглушительный речитатив. Он все громче и громче. Прохожие невольно шевелят плечами и бедрами в ритме музыки. Сворачиваем за угол… Изобретательные владельцы подержанного авто начинили багажник… помните колонки С-90? Вот-вот, они и слали в небо бодрый рэп.
Тут и там в цветочных лотках продавали копии Спасителя, вокруг них в ведрах стояли снопы гладиолусов всевозможных расцветок, напоминавшие залпы праздничного фейерверка. Часы-фонарь на площади показывали без четверти шесть, зажигались первые фонари. И тут мы увидели еще один самый-самый большой… новогодний подарок! Кто-то щедрый перевязал ленточкой целый особняк и прицепил к нему поздравительную открытку – с праздником, милая!

Желтое кафе

Подарок напомнил о доме и о том, до курантов оставался лишь час. Надо было найти праздничный стол. Методом опроса населения узнаем, что каждый гость Рио ну просто обязан посетить Желтое Кафе. Едем на Театральную площадь. Тяжелое здание театра – уменьшенная реплика парижского Опера де Пари. Рядом воздушный белый дворец
южноамериканского Ренессанса.
Официанты обслуживали достаточно быстро, без угодливости, но и без нарочитой наглости французских гарсонов. В голове и теле уже не вмещаются впечатления дня, требуется терапия. Решаем русский год обмыть «Столичной», а шампанское оставить на местную полночь. Все остальное на столе – экзотика: осьминоги по-испански и кальмары по-португальски (наоборот не рекомендую) Вместо селедки под шубой – пальметто, маринованные сердцевинки побегов пальмы. Терроризируем официанта, достаем из фруктового салата кусочки и требуем назвать ингредиент. Запоминаем только гуябу – розовое тельце с земляничными косточками.
Минут двадцать отвечаем на СМСки. Мне сообщили, что в Рио самая большая ( ну кааанешно же!) елка в мире – 83 метра высотой, да еще плавает посреди озера.
- Послушайте! Это, наверное та самая пирамидка размером с высотку, что видели с горы!
Часы на дворце отбивают семь раз. Куранты. Стоя пьем за счастье родных в Новом Году. Публика вежливо, но неустанно, поглядывает на нас. Мы не отстаем, нам тоже интересно - кариоки они или нет.
Механик-украинец заявляет, что до киевской полуночи хочет сменить декорации. Офффициант! Читаю счет и вижу, что намылили нам сверху верных сорок долларов.
Глядя в глаза гарсону, даю еще десять, - Ну и тип же ты!
Из сказанного он выхватывает лишь «тип» и благодарит за чаевые.
В десяти метрах на скамейке устроился на ночь колоритный митек, под головой попонка, вместо покрывала теплый ветер. Стоим, завидуем. Ноги-то гудят, а до полночи далеко.
Сзади за локоть трогают, - Сэр, ваша сдача, - невозмутимо, но с затаившейся в уголках глаз смешинкой, протягивает деньги официант в желтой жилетке. 40 долларов.
- Абригаду, - изумленно выдаю единственное, что знаю на португальском. Несомненно, ночь – новогодняя!


Суд идет!

На крыльце белого дворца напротив толпится народ. Посмотрим? Поднимаемся по ступеням. Двери нараспашку. Музей? Библиотека? На входе секюрити в униформе с бляхами заняты разговором. Эрмитажный интерьер. Парадная лестница, гектарная фреска над ней. Снует люд туда-сюда. За длинным черным столом, достойным конвента, отражаясь в полированном дереве, перекусывают провинциального вида женщины. «Не кариоки», - мелькает в голове. Ходим по коридорам и из картин и вывесок понимаем, что это Городской Суд и все ждем, когда нас выставят отсюда, праздношатающихся.
На выходе решаем сфотографироваться за черным столом, ждем окончания перекуса. Дождались… Охранник направился в нашу сторону. Но вместо выхода он буквально потащил нас какими-то переходами и все лопотал, что ЭТО мы обязательно должны увидеть. Привел в отделанный темными деревянными панелями зал с еще более полированным столом заседаний и классическими скульптурами в стиль.
- Сюда, сюда, - зовет охранник и приоткрывает массивную дверь. За ней в полный рост идет заседание суда. Зал еще более эрмитажный, чем все остальное. Росписи на стенах, чудесный витражный плафон на высоченном потолке. Обычно я после кружки пива уже становлюсь всемирно аккредитованным и фотографирую все и всех без стеснения (за что иногда нарываюсь на неприятности), а тут оробел. Можно, - кивает охранник, валяй, мол. Фотографирую через дверь судей, с завистью гляжу на потолок… Секюрити выхватывает мой фотоаппарат, - Я сейчас! – заходит внутрь и невозмутимо снимает плафон, росписи над головами судей…
Потом, не выпуская из рук камеры, жестами профессионального пляжного фотографа
строит нас у стола в деревянном зале и говорит, что вот так будет совсем хорошо. Говорит… и тут до меня доходит, что я не понимаю ни слова, но смысл доходит помимо них. Он говорит, что у него чудесные фотографии в интернете, и бежит куда-то за ноутбуком, передав нас своему напарнику. Входит в сеть, постоянно сетуя, что связь безумно дорогая, надо торопиться. Показывает нам… конечно же четыре Ка!
- Пора валить, - шепчет старпом, – Это надолго. Знаю я вас, фотографов!
Обмениваемся адресами в сети и выбираемся на воздух. Фуфф!
- Что это было? Действительно, суд?
По ступеням, разбиваясь на группки, во все стороны, расходились судьи и участники заседания. Я даже не пытался представить себе подобную картину в нашем российском суде. Это не-воз-мож-но! Даже в новогоднюю ночь.


Канделябры наоборот.

Ноги гудят, но мы решаем продолжать марафон. Не часто выпадают каникулы на работе в последнее время. Возвращаемся на пароход поздравить экипаж и перезарядить батарейки.
На борту лишь вахтенные добровольцы.
СМСка из Италии. «Buonanno!» Друг-художник из Ровиго под Венецией пишет, как отстаивает свои обношенные вещи. Жена решила следовать местным традициям - выбросить в окно все старье. Вот и у них наступил, могут расслабиться…
Около двадцати трех ловим такси. Нас прибыло. Кок, накормивший и наготовивший впрок, берет отгул до следующего года. До Копокабаны таксисты ломят тройную цену. Пустых машин полно, но только в пятой таксист соглашается за двойной счетчик подвезти за несколько кварталов до пляжа.
- Там все равно перекрыто движение, но минут за десять дойдете.

Выйдя из такси, я понял, что Ильф и Петров когда-то встречали Новый Год на Копокабане. Только здесь и только в такую ночь можно увидеть одновременно 3 миллиона риодежанейрцев в белых штанах. Ну, или почти всех. Белые людские реки текли из переулков, вливаясь в море, уже колышущееся на песке пляжа. Никаких масок зайчиков и белочек, никаких дракул и кингконгов. Просто белые или реже желтые легкие одежды. У большинства мужчин на плечах сумки-термосы с напитками, у женщин в руках гладиолусы. « Как на маевку», - снова вспомнилось детство.
С трудом нашли свободное место у воды. Компании, похоже, занимали места загодя. Пикник на пляже на обочине Атлантик авеню был в самом разгаре. Через каждые сто метров стояли сцены-подмостки и диджеи швыряли в небо мелодии, как конфетти. Боса нова множилась, отражаясь от приморских отелей и уплывала в океан. Костров не было, было лучше – канделябры наоборот. В выкопанных в песке ямках стояли букеты зажженных свечей, защищенных от ветра. Он налетал с океана, где в миле от берега, вдоль него, стояли на якорях с десяток пассажирских лайнеров в полной праздничной иллюминации.
Прибывающие подходили к воде и бросали в нее ветки гладиолусов: белые, розовые, сиреневые. И в эту воду, набегавшую легкими, но мощными валами мы, наконец-то, вошли с откупоренными бутылками шампанского, разводя в стороны охапки цветов. Поразительное, блаженное состояние легкой качки под звездами, невнятный гомон тысяч людей, нежная свежесть воды и печальные мелодии были логическим завершением этого долгого дня. Хотелось заснуть, потому что казалось, лучше уже не будет.
Но лучшее только начиналось.

Вакханалия

Небо взорвалось яростно, стало светло, как днем. Откуда-то между берегом и пассажирскими кораблями взлетали в небо китайские драконы. Фейерверк был потрясающим. Наверное это и было целью устроителей. Он просто обязан был быть сааамым (конечно!) большим в мире. Люди орали и прыгали мячиками. А вы бы, что ли, не так?! Это ощущение, когда с раздирающим пространство треском взрывается очередная хризантема или тихо распускается искристый гладиолус в черном небе… Хочется тискать и любить всех окружающих без разбора. Сердце наполнено детской радостью и все-все прекрасно! Половина горизонта наполнилась дымами. Стреляли так часто, что небо не успевало чернеть. Потеря контраста восполнялась все ускоряющей канонадой. Невоевавшая Бразилия устроила себе войнушку. Верден и Курская Дуга в одну ночь. Бескровные к счастью. 15 минут белое море колыхалось руками и талиями под ошалевшим вконец небом и наконец-то все стихло. Секунд десять слышно было как прибой шуршит песком и гладиолусами. И сразу же начались танцы. Нет, не дикие пляски февральского карнавала. Тела струились, подражая пламени свечи и трепету тополей.
Среди этих горящих тополей мы пробирались к самой большой в мире елке – нашему последнему назначению в эту безумную ночь. Время от времени останавливались станцевать танец свечи с понравившимися девушками и сказать им Feliz Ano Nouvo!
Это были новые слова в наш небогатый португальский словарь – они звучали со всех сторон. Мы любили всех в эту ночь и все любили нас.

Самая-самая большая новогодняя елка в мире.

Дорога до рекордсменки оказалась дольше, чем это казалось с горы. Вдоль озера тоже праздновал народ и даже группка подростков вырядилась в шутовские перья и наяривала самбу.
- Неместные, - заметил коренной питерец кок, - лимита, наверное, - Кариоки, они ведь как свечи…
Наконец после долгого похода вокруг амебы мы увидели ее. И поняли, что одну ошибку в маршруте мы все же совершили. Вернее в его последовательности. Елка была електронно-електрическая картинка из индейских сменяющих друг друга узоров. А постоять под ней и оценить ее величину не давали полкилометра воды.
Смотреть ее надо было бы до фейерверка, для разогрева.

Зато с такси в этом месте проблем не было, и мы набились в первый же желто-синий «фольксваген» бразильской же работы, наперебой поздравляя водителя. На полпути к порту решили, что портить такую ночь не следует, и велели таксисту везти нас снова к летающей тарелке. Еще утром приметили там уютный пляжик под самым утесом.
Уснули у воды под шепот звезд и сонное бормотание залива.


Утро по Антониони.

Утро, первое утро года Крысы, моего года, подкралось ознобом затянутого дымкой неба
и странным сопением невидимых зверюшек, может быть, тех самых, символических. Чайки бегали по урезу воды, выхватывая крабиков. Мы были не одиноки. Несколько пар встречали рассвет поодаль. Они были местными, судя по запасливости в одежде. Мы же, чтобы перестать дрожать, полезли греться в воду. Парное молоко? Ага, чуть-чуть еще и подогретое. Вылезать не хотелось. И только вышедшее солнце выманило нас на песок. Пляж стал заполняться мамами с детьми, и мы решили не портить им педагогику своими несвежими физиономиями и двинулись домой, на корабль.
Очередным подарком и, наверное, самым сладким, была улыбка девочки, грустившей
в парке, пока ее мама обменивалась новостями с соседкой. Получив конфетку «Ромашка»,
универсальный инструмент знакомств производства Сормовской фабрики, девочка просияла во все имеющиеся зубки.



Не спеша возвращались по набережной и с первого взгляда определяли кто из рыбаков кариока, а кто волосатый рыжий англичанин, но кариока в душе. Потому что наши души уже тоже вкусили этого сладкого грациозного пофигизма и наслаждения настоящим, движению вместе с ветром на свободных крыльях.

P.S.
Мне кажется футболист бразильской сборной КАКА произвел свой ник от « кариока».
Просто убрал лишний слог.

С Новым годом!
Искренне Ваш.
Кака



Примечание. После реконструкции стадион Маракана перестал быть самым. Бетонные скамейки заменили пластиковыми сидениями, сократив число зрителей. Теперь их вмещается менее100000.




Медаль
Тэги: Бразилия ,
10 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Anatabi аватар
Anatabi (Втр, 19.01.2010 - 01:32)
Uvajaemye TBGisty!

Spasibo vsem zaglyanuvshim!

S Novym Godom!

Prinoshu glubokovodnye izvineniya za otsutstvie russkoi klaviatury. NU NETU EE V SHOTLANDII!

 I internet dali vsego na minutochku.  A zavtra nadolgo v more.

No ya k vam vernus'!
Os-a аватар
Os-a (Втр, 19.01.2010 - 02:46)
Да... Вы уж возвращайтесь в конце января хотя бы. А то вдруг - приз в Париж ВАШ БУДЕТ? 
С такими кадрами... Заглядывайте сюда почаще!
MMS аватар
MMS (Втр, 19.01.2010 - 09:29)

Спасибо за футбол, за белые одежды, за еще одну мечту!
Мой голос - за вас! :gimmefive:

WiseSpaniel аватар
WiseSpaniel (Втр, 19.01.2010 - 13:05)
Феерический рассказ. :m1029:
Автор действительно заслуживает приз.
Вот и как тут писать на конкурс. Все, сейчас сяду и начну комплексовать.
voyageur аватар
voyageur (Втр, 19.01.2010 - 13:29)

Спасибо! интересно написано!
Как много Вы смогли увидеть за одну ночь!
По-хорошему завидую!

денис ака Veter аватар
денис ака Veter (Втр, 19.01.2010 - 15:46)
 Если Вы за границей и нет под рукой русской клавы, то удобно использовать сайт  http://www.translit.ru/  там и клава есть и есть функция набора латинскими и быстрая конвертация в русский и многое другое, удобное :-)

удачи!!!
stervochka-m аватар
stervochka-m (Втр, 19.01.2010 - 19:50)
Как здорово!И рассказ и фото обалденные))
Ranton аватар
Ranton (Ср, 20.01.2010 - 12:23)
Замечательно!!!!
Все понравилось!!!
Спа!
Anatabi аватар
Anatabi (Чт, 21.01.2010 - 00:08)
Spasibo vsem! U vas toje zdorovskie istorii i fotografii!
Пьянова Евгения - Поппинс аватар
Мне очень нравится,  как Вы пишете, капитан )))) Хотелось сказать:  " Вижу руку писателя", потом что-то  засмущало,  и всё-таки говорю. )
Спасибо за чудеса,  юмор и красоту слога.
Победы в  конкурсе!
Mikha аватар
Mikha (Чт, 21.01.2010 - 15:20)
Не поймешь, с чего начать: с изображений или текста. Текст такой говорящий и образный, что разница небольшая. Какой фотоблог, какая потрясающая коллекция живых людей, архитектуры, неба и воды, как все естественно и даже небрежно. Когда мы научимся так смотреть на футбол, все кубки всех миров - наши. Дети, птицы, рыбы. И летать вместе с рыбами в небе, так у нас умеет только Поппинс, но она летает одна и в облаках.
Какая изумительная образность речи: гора - пес-Цербер, белые усы от пароходиков на водном планшете, крестики орлов в небе, ананасы, как картошка с машин по осени, далее - везде. Новогодняя ночь выстроена как хорошо темперированный клавир. Если это любитель, то удел профессионалов грустен, Париж им не светит. Хоть были писатели-моряки: Виктор Конецкий, Фенимор Купер, Владимир Иванович Даль, Герман Мелвилл - компания достойная. Браво.

А наяды - суть нимфы источников, нереиды - нимфы моря. В любом случае нимфы с нимфами.

Anatabi аватар
Anatabi (Сб, 23.01.2010 - 00:07)

Mikha написал(а):

Не поймешь, с чего начать: с изображений или текста. Текст такой говорящий и образный, что разница небольшая. Какой фотоблог, какая потрясающая коллекция живых людей, архитектуры, неба и воды, как все естественно и даже небрежно. Когда мы научимся так смотреть на футбол, все кубки всех миров - наши. Дети, птицы, рыбы. И летать вместе с рыбами в небе, так у нас умеет только Поппинс, но она летает одна и в облаках.
Какая изумительная образность речи: гора - пес-Цербер, белые усы от пароходиков на водном планшете, крестики орлов в небе, ананасы, как картошка с машин по осени, далее - везде. Новогодняя ночь выстроена как хорошо темперированный клавир. Если это любитель, то удел профессионалов грустен, Париж им не светит. Хоть были писатели-моряки: Виктор Конецкий, Фенимор Купер, Владимир Иванович Даль, Герман Мелвилл - компания достойная. Браво.

А наяды - суть нимфы источников, нереиды - нимфы моря. В любом случае нимфы с нимфами.




 Mihail, Ya Vash! Dalee vezde eto moya lyubimaya fraza! Ya greshnym delom dumal sam ee perenes s raspisanii moskovskih elektrichek...
I esche<, Mihail, Vy potryaaasayuschii kritik. Drugih ne jelayu.  I rasskazy u vas zamechatel'nye, seichas vse zakachayu i v more budu smakovat'!

Anatabi аватар
Anatabi (Сб, 23.01.2010 - 00:13)
Mihailu - ne dopisal...

K pisatelyam dobav'te Goncharova, on na Diane s Putyatinym Cunami izlovil v Japan.

 A "nimfy s nayadami"... ni, ne s Tritinom je im milovat'sya. Da i ostrov tam, grecheski, pod tureckim beregom s takim znakomym nazvaniem...
Anatabi аватар
Anatabi (Сб, 23.01.2010 - 00:15)

денис ака Veter написал(а):

 Если Вы за границей и нет под рукой русской клавы, то удобно использовать сайт  http://www.translit.ru/  там и клава есть и есть функция набора латинскими и быстрая конвертация в русский и многое другое, удобное :-)

удачи!!!


Cpasibo!

vibas аватар
vibas (Вс, 24.01.2010 - 15:07)
Хорошо как!
Lnphoto аватар
Lnphoto (Ср, 24.02.2010 - 15:14)
Смело можете зазывать с собой народ на фото-туры))
Anatabi аватар
Anatabi (Втр, 02.03.2010 - 13:28)

Lnphoto написал(а):

Смело можете зазывать с собой народ на фото-туры))


Чур, собачку тоже берем! Когда старт?

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...