Эквадор: "За осенью идёт весна". Часть IV.

Эквадор, Октябрь 2009
Письменная история Эквадора была создана во Флоренции, поэтому не стоит удивляться тому, что многие её персонажи носят итальянские имена. Дело в том, что автором «доинкской» истории народов нынешнего Эквадора явился иезуит Хуан де Веласко, который вместе своими собратьями по Ордену был изгнан из Южной Америки в 1767 году. К этому времени иезуиты скомпрометировали себя в глазах испанской короны тем, что слишком рьяно защищали индейцев, и вообще, вели себя так, как будто орден иезуитов в Америке был неким государством в государстве. Подозревали их в том, что золото у себя прячут, и что короля своего хотят посадить на трон независимого государства, которое они вроде как собирались создать. Стать им должен был почти что мой тезка, Николай Парагвайский. Много хорошего, кстати говоря, иезуиты сделали для простого автохтонного народа в Америке, но изощренная логика иезуитам не помогла: после того как они и в Испании стали народ подстрекать к социализму, их решили разогнать от греха подальше. Так иезуит Веласко оказался в Италии и здесь решил написать историю страны, которая осталась по ту сторону Атлантики.

Южная Америка в отличие от Центральной своей письменности не знала. Иероглифы древних майя расшифровал наш советский Шампольон - Юрий Кнорозов. Сведения о доинкской истории мы можем почерпнуть только у первых испанских хронистов, которые записывали предания по горячим следам. Их систематизировал Веласко, и если подлинность имен правителей и вызывает закономерный скепсис (как, например, имя правителя кара Дучисела), стальном ему вполне можно доверять.

Автохтонные племена Эквадора носили те же называния, что и многие географические объекты на территории страны: каямбе, амбато, латакунга, отавало и т.д. В VII-VIII веках к берегам Эквадора приплыли колонисты с севера, возможно даже, что из Мексики. Они поклонялись Солнцу и были такими же увлеченными астрономами, как и майя. Именно они первыми вычислили линию экватора. Жили они в районе современного Кито. К югу от них жили воинственные племена пуруай (вокруг Амбато), а еще южнее, в районе Куэнки - каньяры). В отличие от пришельцев-кара, «коренные жители» древнего Эквадора почитали больше Луну, нежели Солнце. Кара и пуруаи заключили династический союз, образовав царство Кито (Киту). В 1455-1460 гг. в Каньяр вторглись инки под предводительством Тупака Амару, великого завоевателя и «Генриха Мореплавателя» Южной Америки (посланная им экспедиция достигла островов Мангарева в Полинезии или Галапагосов, а может и тех и других; этот факт не вызывает сомнений, а детали уже не столь принципиальны, да уже и неопределимы).

Каньяры оказали ожесточенное сопротивление захватчикам. Инки подвергли этот народ суровым репрессиям, однако это не помешало Тупаку Юпанки взять в жены каньярскую принцессу, которая родила ему сына - будущего Великого Инку Уайна Капака. Каньярская столица была перестроена по инкскому образцу и превращена в «северную столицу» инкской империи Тауантинсуйю. Теперь она носила название Томебамба (ныне это Куэнка). Уайна Капак так любил родной город, что совершенно утратил интерес к Куско. Его сыновья - Атауальпа и Уаскар - могут считаться «чистокровными» эквадорцами. В 1492 году Уайна Капак завоевал царство Кито. Империя инков вышла к северному пределу своих владений. В этом же году произошло, как известно, два роковых для инков, ацтеков и майя события: взятие испанцами Гранады и плавание Христофора нашего Колумба. С Колумбом всё ясно, но причём тут Гранада? А при том, что много энергичных людей, молодых и среднего возраста, остались не у дел, поскольку с маврами было покончено, а кроме как воевать они ничего не умели делать. Многие «герои Гранады» стали впоследствии известными конкистадорами.

Уайна Капак поделил Тауантинсуйю между двумя сыновьями: север достался Атауальпе, а юг с Кито - Уаскару. Гражданская война закончилась победой «северян»; поддержавшие «южан» каньяры подверглись повторным репрессиям, после которых на одного каньярского мужчину приходилось пятнадцать каньярских вдов. Как известно, конец Атауальпы был бесславным. Однако к чести «эквадорцев» нужно признать, что история национального сопротивления после казни Атауальпы началась именно в Эквадоре, закончившись в далекой и укромной Вилькабамбе сорок лет спустя.

После казни Атауальпы его тело было перевезено в Кито и там упокоено. Там же в Кито, как подозревали испанцы, было спрятано золото, утаенное от «выкупа Атауальпы». Кроме того, на свободе оставался командующий «северной группы войск» инков Руминьяуи (Руминьяви), не питавший иллюзий по поводу того, кто такие испанцы и как с ними надо бороться. Увы, бороться с испанцами инки не могли, равно как и конница Буденного с немецкими «Тиграми» и «Пантерами». В битве при Теокахасе пятидесятитысячная армия Руминьяуи билась с двумя сотнями испанцев и убила четырех лошадей, но исход битвы был предрешен…

Завоевателем Эквадора был Себастьян де Беналькасар. Он был оставлен Писарро в качестве коменданта первого испанского города в Южной Америке - Сан-Мигель-де-Пьюра, но тот, прослышав про золото, припрятанное на севере Тауантинсуйю, решил снарядить свою экспедицию в те края. Всё дело в том, что Писарро были «предоставлены в управление» земли к югу от места высадки испанцев (Тумбес), а Кито и Каньяр лежат к северу… Почему бы не прибрать их к рукам? В феврале 1534 года Беналькасар отправляется на север не зная, что с севера по морю из Никарагуа плывет со своими людьми тамошний губернатор Педро де Альварадо. Если Беналькасар следовал в основном «Дорогой инков», идущей в Кито из Куско, то Альварадо пошел напролом от побережья на запад, через болота, джунгли, наверх, в горы, потащив за собой в качестве носильщиков индейцев побережий, теперь уже страдавших от горной болезни. По дороге Альварадо в буквальном смысле слова пытал местное население на предмет короткой дороги и спрятанного золота. Замучив таким образом массу народа, он вышел, наконец со своими людьми к долине Кито, но к своему разочарованию он обнаружил, что зря подверг своих людей таким суровым испытаниям (он потерял во время похода несколько десятков человек, в основном из-за болезней и тяжелого климата). Он встретил разведчиков Диего Альмагро (вторым лицом в созданном Вице-Королевстве Перу после Франсиско Писарро), который поспешил на север в вдогонку за Беналькасаром, самовольно оставившему свой пост в Пьюре. Конкистадоры с трудом удержались от схватки друг с другом. Альмагро успел уже основать город Сантьяго-де-Кито, но в знак примирения троица Альмагро, Альварадо и Беналькасар основали город Сан-Франсиско-де-Кито, а после отбытия Альмагро и Альварадо восвояси, Беналькасар основал город на новом месте под тем же названием.

Себястьян де Беналькасар, основатель Гуаякиля и Попаяна, был крайне жестоким человеком, однако именно эта жестокость позволила ему одолеть сопротивление Руминьяуи, войска которых были разбиты в нескольких сражениях, а сам он был взят в плен и казнен. Руминьяуи тоже не был ангелом: это он осуществлял геноцид каньяров (которые стали за это добровольными помощниками испанцев) и после казни Атауальпы казнил в свою очередь брата этого бесславно погибшего инки - Киллискачу, и не только казнил, а сделал из него барабан. Как говорится в детской присказке - «Нам не надо барабана, мы на пузе поиграм». Здесь же был барабан из пуза Киллискачи. Тем не менее, Руминьяви стал для потомков символом сопротивления иноземным захватчикам.

В какой-то мере Эквадору повезло. Здесь не было богатых золотых и серебряных рудников, как в Боливии и Перу, а те, что были, быстро истощились, а посему население его избегло участи быть превращенным в «крепостных на рудниках», как случилось, к примеру, в Боливии. Мыть золото в реках слишком долго. Эквадор вошел в состав Вице-королевства Перу, гранича с севера с Новой Гранадой. Обратите внимание на этот момент; он явится впоследствии причиной затяжного конфликта между Перу и Эквадором.

Эквадор стали осваивать «энкомендеро» - помещики из числа конкистадоров, получившие владение во временное пользование. Конкистадоры были «вольными авантюристами», а не «добрыми слугами Его Величества», и руководствовались хозрасчетом. Корона сказала им спасибо, но превращать бывших свинопасов в новую наследственную аристократию не спешило. Владения давались одному, максимум двум поколениям, а потом возвращались обратно в казну. Помещики в своих «энкомьендах» должны были не только кормиться, но заниматься всякой ерундой, вроде обращения индейцев в Христову веру. Разумеется, бывшие конкистадоры были обижены. Кое-кого завлекли в дебри Амазонии рассказами об Эльдорадо. Те, кто остался в городах, стал возмущаться тем, что им всё строже стали запрещать третировать индейцев по своему усмотрению. Полемика о том, имеют ли испанцы право разрушать чужие государства и насильно обращать индейцев в христианство разгорелась в Испании спустя несколько лет после завоевания обеих Америк. Уже в 1542 году, из страха остаться вообще без коренного населения в колониях, Совет по делам Индий проводит так называемые «Новые законы», призванные упорядочить отношения между энкомендеро и зависимыми крестьянами. испанцы в колониях поднимают восстания; Гонсало Писарро, несколькими годами ранее чуть было не открывший Амазонку, становится диктатором Перу. Правда, в 1548 году он был взят в плен новым вице-королем и казнен.

Территория Эквадора в 1563 году выделяется в особый судебный округ - Аудиенсию Кито в составе Перу (аудиенсия - более широкое понятие, нежели судебный округ; по сути, это отдельная административная единица в составе испанских колоний). Жители аудиенции Кито занимаются сельским хозяйством, текстильным производством, и потихоньку осваивают Амазонию. Из бурных событий его истории можно выделить, пожалуй, только «мятеж против алькабалы” (налога с торговцев на борьбу с пиратами) в 1592 году. Двести последующих лет Эквадор был самой тихой андской колонией Испании.

В Эквадоре XVIII века был свой Новиков - Эухенио Эспехо, человек больших знаний, либеральных взглядов и активной политической позиции. В 1792 году он издает первую в Эквадоре газету «Первые плоды культуры в Кито», но за своё вольнодумство его сажают в тюрьму, откуда он выходит морально сломленным. Но ветры свободы уже вовсю дуют над Южной Америки, и не со снежных вершин Анд, а из Европы. В 1809 году Кито переживает два восстания, цель у которых одна - независимость от Испании. Первая волна освободительного движения в Латинской Америке 1809-1811 годов была подавлена, но в 1818 году восходит звезда пленительного счастья будущих наших декабристов - Симон Боливар, без сомнения, самая выдающаяся личность Южной Америки за последние пятьсот лет.

Войска Боливара и маршала Хосе де Сукре появляются на территории Эквадора в 1822 году; тогда же в битве при Пичинче Сукре наносит испанцам решительное поражение. В 1823 году провозглашается Республика Колумбия, в состав которой вошли территории нынешних Венесуэлы, Колумбии, Панамы и Эквадора. Эквадор был отсечен от Перу, которое получило независимость годом позже. Это заложило бомбу под дальнейшие отношения между Эквадором и Перу, так как северная часть бывшего королевства (бассейны Мараньона и Амазонки) отошла к другому государству.

В 1830 году Республика Колумбия, которую условно называют «Великой Колумбии» распалась. Эквадор стал Эквадором. Бывшие соратники по борьбе стали соперниками, а взаимная любовь братских республик была так сильна, что были всегда наготове наброситься друг на друга.

Дальнейшая история Эквадора мало отличается от истории его собратьев: диктаторы, хунты, тюрьмы, ссылки, убийства, анекдотично быстрая смена правительств и конституций. Первый президент Эквадора генерал Флорес был и первым его диктатором, правившим пятнадцать лет. После него кувыркнулись с постов еще 11 президентов, и «на престол» взошел Габриель Гарсия Морено, консерватор (как и Флорес) и фанатичный католик, «лучший друг» Папы Римского. Либералы, «базой» которых традиционно был портовый Гуаякиль, были в шоке. Главным рупором либералов был поэт и писатель Хуан Монтальво, которому в городе Амбато построен шикарный мавзолей. Однако Монтальво пережил своего противника - Морено был убит в 1875 году. Ради объективности надо признать, что ничего особо плохого Морено не делал. Да, он вернул в страну иезуитов и отдал на их попечение всё образование, но школы-то строил, и девочкам разрешил в них ходить. Он запретил некатоликам участвовать в выборах, но некатоликов в Эквадоре, как известно, и сейчас меньшинство, а тогда было еще меньше. Строил он больницы и железные дороги. Но всё равно его убили. Как всегда.

Другой заметной фигурой в политической жизни Эквадора и всей Южной Америки был либерал и антиимпериалист Элой Альфаро, пришедший к власти в результате переворота 1895 года. Президентом официально он был дважды. Самым большим его достижением следует признать горную железную дорогу между Риобамбой и Гуаякилем, по которой туристов возят до сих пор на отдельных участках. Его «красная конституция” 1906 года признавалась одной из самых либеральной в Латинской Америке. Католическую церковь он не любил, всячески стараясь изжить наследие полутеократа Морено. Был убит возбужденной толпой верующих в Кито в 1912 году.

Последний из великих эквадорских политиков - Хосе Мария Веласко Ибарра - был президентом пять раз, дважды спасался со своего поста бегством. Но ему не надоедало. Ведь для эквадорцев, равно как и для всех жителей Южной Америки политика - второй по популярности вид спорта после футбола. Худощавый «очкарик» Ибарра был выдающимся оратором и популистом; его вполне можно сравнить с любимцем публики В.В.Жириновским. В один из периодов его правления случился 1941 год, который стал принес Эквадору не меньше разочарований, чем «немцам под Москвой» - двадцатитысячная перуанская армия окончательно решила пограничный вопрос в свою пользу. Эквадору был навязан «договор о границах», передающий права на спорную часть Амазонии Республике Перу. В 1960 году в договоре нашли «ошибку» - на карту не была нанесена речка Сенепа с прилегающей территорией. Опять конфликты… Только в 1998-99 годах он был окончательно разрешен.

С одним из бывших президентов Эквадора мне довелось встретиться. Случайно, на улице маленького городка Пухили. Мне представили пожилого сеньора как генерала Гильермо Родригеса Лару. Я читал о нём. С 1972 по 1976 года он возглавлял самое левое правительство Эквадора, которое намеревалось прибрать к рукам иностранные банановые плантации и нефтяные вышки. Но ему, как это водится, не дали этого сделать.

Президенты и правительства сменяют друг друга в Эквадоре часто до сих пор. Один президент был даже официально признал душевнобольным (Абдала Букарам Ортис). А однажды утром эквадорцы проснулись в стране, в которой было целых шесть президентов одновременно: одного сместила военная хунта из трех человек, каждый член которой составил правящий триумвират (3), вице-президент заявила, что она теперь президент (4), сбежавший в Панаму президент заявил, что он всё еще президент (5), ну и глава парламента объявил себя президентом (6). Один из участников этой клоунады Лусио Гутьеррес был действительно потом избран законным президентом, но тоже был смещен со своего поста и сбежал за границу, но потом вернулся и стал агитировать за себя индейцев Сельвы. Из-за всего этого мы попали в кольцо блокады в Куэнке, и, так и не заехав в Ингапирку, мы целый день через равнины Косты пробирались в Кито. Это было в октябре. До этого весной мы Ингапирку посмотрели, но было всё равно обидно. Гутьеррес индейцам футболки раздает со своим портретом, а простые мирные туристы остались без древних развалин…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Тэги: Эквадор ,
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...